Обострение противоречий внутри господствующего класса

Обострение противоречий внутри господствующего класса

 

Экономические сдвиги на Западе, наметившиеся к XI в., не могли не коснуться и господствующего класса. С одной стороны, рост торговых связей влек за собой увеличение потребностей сеньеров, с другой — возможности удовлетворить разыгравшиеся аппетиты были не очень велики. Истощенное поборами и неурожаями, крестьянское хозяйство с его жалкой техникой давало не так уж много, Чем дальше, тем более рискованно было заставлять мужика стягивать веревку, служившую ему вместо пояса: деревня начинала волноваться. Сеньеры не могли чувствовать себя в
полной безопасности от своих же сервов.

Феодальные владетели всегда вели бесконечные усобицы друг с другом (так называемые файды — частные войны). Теперь они становятся особенно частыми. Сеньеры затевали их по всякому, даже ничтожному поводу, с одной лишь целью — захвата новых земель и крепостных. Но файды еще более озлобляли деревню. Кроме того, для успешного ведения войн сеньер должен был содержать много вассалов — рыцарей, обязанных ему военной службой. За службу нужно было вознаграждать землей. Между тем, свободных земель во Франции, Германии и других странах Запада уже не было. Наличный же фонд земли был роздан вассалам. Таким образом, многие воинственно настроенные сеньеры заходили в
тупик. Нужны были новые земли. Но где их взять? Где получить средства, которых
крепостные не могли и не хотели предоставить, несмотря на все ухищрения и «тиранство» их господ?

Положение осложнялось еще одним очень важным обстоятельством. В XI в. земли мелких и средних владельцев все чаще становились собственностью крупных феодалов1.

В странах Запада образовалась значительная прослойка безземельных рыцарей. Во многом этому способствовал установившийся к тому времени порядок наследования феодальных поместий — майорат: владения феодала не дробились между его сыновьями, а переходили целиком к старшему из них2. В результате в семьях феодальных землевладельцев появилось немало обделенных сыновей; отсюда пошли рыцари с прозвищами «безземельный», «неимущий», «голяк»,— рыцари, с которыми мы встретимся в начале крестовых походов.

И если уже многие крупные феодалы в XI в. не могли удовлетворять свои потребности так, как им этого хотелось бы, то что говорить о мелком рыцарстве? Оно и подавно оказывалось не в состоянии покрыть свои расходы. Приобретение поместий и крепостных становилось его заветным стремлением. Наиболее доступным способом поправить свои дела рыцари считали разбой и грабежи. Шайками и поодиночке рыскали они по Франции, Фландрии, Лотарингии и другим землям, нападали на деревни, забирали у крестьян все, что было можно: жалкие запасы зерна, одежду, даже орудия труда — плуг и кирку. Не брезговали рыцари и грабежами на проезжих дорогах. В 1096 г. сеньер Робер Пероннский принес жалобу арль-скому епископу на некоего рыцаря, который обобрал его, Робера, людей, везших вино на рынок в город Арль. Автор Камбрейской хроники называет один из замков епископства «несчастьем» для всех живших вблизи него крестьян, — такой ущерб причиняли им грабительские налеты его владельца. Такими же разбойничьими гнездами были и многие другие замки.

 


1 «Поглрщение» мелкого землевладения крупным происходило различными путями. Чаще всего мелкие владения захватывались во время файд более сильными сеньерами; иногда происходила добровольная передача таких владений феодальным магнатам, монастырям с целью получения определенных выгод, материальных и «духовных» (покровительства, должности, «прощения грехов» и пр.).

2 Название этой системы наследования — «майорат» — происходит от латинского слова major — старший.


 

Нередко рыцарские банды нападали на крупные поместья; особенно соблазнительной приманкой были богатые владения церквей и монастырей. Рыцари, благочестие которых так любят восхвалять некоторые историки, не стеснялись, как говорится в документе середины XI в., «нападать на невооруженных клириков, монахов или монахинь»; они не останавливались перед тем, чтобы «причинять вред общинам каноников…, а также землям и владениям, коими церкви…, невооруженные клирики, монахи и монахини пользуются». Здесь они захватывали лошадей, быков, коров, ослов, овец, баранов, ягнят, коз; на юге Франции сжигали оливковые насаждения. Выразительную характеристику этим ватагам рыцарской голытьбы дал римский папа Лев IX. «Я видел,— писал он,— этот буйный народ, невероятно яростный и нечестием превосходящий язычников, разрушающий повсеместно церкви божий, преследующий христиан, которых они иногда заставляли умирать в страшных мучениях… Они не щадили ни детей, ни стариков, ни женщин».

Разбои оскудевшего рыцарства довершали разорение крестьянства. Вместе с тем они наносили ущерб и крупному землевладению, в первую очередь церковному, менее обеспеченному вооруженной силой. Конечно, обедневший рыцарь и знатный сеньер принадлежали к одному классу. Главным врагом и могущественного барона, и монастыря, и рыцаря (даже если он с полным на то основанием получал прозвище «неимущего») был крепостной, чье «мятежное» поведение мешало сеньерам всех рангов и категорий беспрепятственно грабить его. Но и борьба внутри класса феодалов имела определенное значение. Она еще настоятельнее побуждала правящие верхи феодального общества искать какого-либо выхода из положения, создавшегося в итоге экономических и социальных сдвигов, происходивших в XI в., с которыми читатель уже знаком.

Развитие социальных противоречий в феодальном обществе в XI в. создает на Западе необычайно тревожную обстановку «смутного времени»: неурожаи, голодовки, эпидемии, волнения и бегство крестьян, разбои рыцарской мелкоты, конфликты крупных феодалов и феодальных группировок между собой. Сочинения писателей и выступления церковных деятелей того времени полны жалоб и беспокойства по поводу неустойчивости общественной жизни. Французский аббат Гвиберт Ножанский пишет о «смятении во всем французском королевстве». Германский монах Эккегард Аврейский говорит о многих «неблагоприятных обстоятельствах», в которых проходила жизнь людей в конце XI в.: «общественный раздор», голод, огромная смертность от эпидемий. Римский папа Урбан II с сокрушением отметит позднее в своей речи на Клермонском соборе: «днем и ночью нет покоя от грабителей и разбойников». Он укажет на бесчинства «похитителей чужого добра» и «нарушителей чужого права», на тех, кто поджигает, и тех, кто «им сочувствует».

Насущные интересы господствующего класса выдвигали перед ним задачу — найти средство, которое, во-первых, позволило бы обеспечить возросшие потребности сеньеров в земле, в подневольной рабочей силе, деньгах и богатствах всякого рода и, во-вторых, изменить положение, ставшее угрожающим для их существования. Средство это было подсказано католической церковью.

 


1 См. ниже, стр 51 и сл.


Вы не можете работать за компьютером, потому что унылый рабочий стол вгоняет Вас в сон? Тогда темы для windows 7 станут вашим спасением. Огромное количество ярких, красочных и оригинальных тем для этой операционной системы Вы найдете на сайте www.soft-holder.net.


Католическая церковь >>


Найти на unnatural: Обострение противоречий внутри господствующего класса
Автор: admin | 4 Ноябрь 2011 | 128 просмотров

Новые статьи:

Оставить комментарий:

Все размещенные на сайте материалы без указания первоисточника являются авторскими. Любая перепечатка информации с данного сайта должна сопровождаться ссылкой, ведущей на www.unnatural.ru.
Rambler's Top100