Роль углерода в создании земной биоматерии. Часть II

Любите космос и все, что с ним так или иначе связано, тогда Вы просто обязаны приобрести Bresser Планетарий JUNIOR, который раскроет на вашем потолке панораму звездного неба и позволит погрузиться в чарующий вакуум безмолвного космоса, заставив на некоторое время позабыть о жестких реалиях нашего мира.


Итак, рассмотрев небольшую часть условий, необходимых для создания основного строительного материала клеток живого мира — аминокислот и белков, нам следует определиться, в каком направлении двигаться, чтобы, повторив путь живой природы в ее рождении и развитии, окончательно узнать историю ее рождения. Рассматривая, в частности, условия образования аминокислот, без которых создание живой природы растительного и животного миров невозможно, надо иметь в виду одно: условия, в которых образовались аминокислоты, нам неизвестны, но аминокислоты на планете Земля образовались, и жизнь существует. Значит, воссоздав условия, в которых образовывались аминокислоты, мы раскроем не только тайну их образования, но и самую главную тайну создания жизни.

Изложенная мною в первой и второй частях этой книги, гипотеза о происхождении жизни в нашей Галактике, в том числе и на планете Земля, с помощью электромагнитного поля, определенного диапазона и особой конструкции, названного мною биоинформационным, не отвергает полностью официальную точку зрения биологической науки по первой и второй стадиям происхождения жизни. Мною излагался процесс возникновения и эволюционного развития органических соединений (предшественников РНК и ДНК в водной среде, которая была идеальным местом для образования большого количества разнообразных соединений, как по форме, так и по молекулярному составу) не спонтанно или произвольно, а под воздействием внешней информации. Отличие моих рассуждений от официальной точки зрения биологов только в этом. Однако из всего разнообразия органических соединений подходящими для первоначального создания живой природы оказались органические соединения, основой которых является углерод. С этим, давно доказанным биологической наукой фактом, я согласен. До сих пор я не касался молекулярной основы органических соединений, процесс создания которых излагал, потому что на первом этапе их создания это было не столь важно. Органических соединений спирального типа разного молекулярного состава могло быть очень много, и только в процессе эволюционного отбора, который, вероятно, происходил в направлении выяснения качеств этих соединений, численный состав всего разнообразия резко сократился. Эволюционное развитие этих соединений в водной среде могло продолжаться только до достижения ими такого уровня развития, при котором для своего совершенствования они начали использовать солнечную энергию. Вот с этого момента углеродистые соединения и вышли в лидеры. Причиной всему необычные качества углерода. Об этом уже излагалось в этом разделе и есть необходимость продолжить разговор о качествах углерода. В 1874 году, независимо друг от друга француз Жозеф ле Белем и голландец Якот Ваим Гофар установили, что родоначальник органического мира — атом углерода во всех своих соединениях располагается в центре тетраэдральной структуры и соединяется химическими связями с четырьмя другими атомами, находящимися на вершинах тетраэдра. Каждый атом углерода имеет всего четыре электрона на внешней оболочке, хотя там достаточно места для восьми. Поэтому у него есть четыре «пустых места», которые могут быть заполнены электронами с внешних оболочек четырех других атомов. Получается асимметричная, то есть несовместимая со своим зеркальным изображением, структура. В дополнение к этому, углерод очень активен химически: здесь проявляется строгая объективная необходимость установления определенных химических связей, т. е. способность быстро заполнять четыре «пустующих места». Много позже было установлено, что именно несколько углеродистых асимметричных, химически активных соединений, словно мощный штамп с определенной формой, сумели отпечатать в стадии первичного «бульона» определенную асимметрию почти всем молекулам ныне известных живых существ. «Бурный» заполнитель клетки — цитоплазма тоже асимметрична. Но не менее интересными и важными являются физические качества углерода. Его атомная структура имеет дальний порядок (большое расстояние между атомами) и если она непрерывна, то может образовывать вещества в виде цельных кристаллов, например алмаз, способный пропускать и преломлять свет. Свет — это видимый нашими глазами диапазон электромагнитного излучения, и преломление света — это не что иное, как разложение широкого спектра электромагнитного излучения на простые составляющие (электромагнитные колебания определенной длины волны). Атомная структура углерода, линейная и прерывистая, уложенная слоями (образующая известное вещество — графит), наоборот, не пропускает, а поглощает электромагнитные излучения светового, рентгеновского и гамма диапазонов, поэтому графит находит применение в атомных реакторах в качестве регулятора колоссальных по величине энергий. Но это еще не все качества углерода. Самое важное качество углерода — это его способность вместе с водородом и кислородом создавать другие химические элементы. Об этом мы поговорим позднее, а сейчас сделаем небольшое отступление.

Еще в средние века некоторые ученые-химики, названные впоследствии «алхимиками», пытались отыскать путь превращения одних химических элементов в другие, надеясь таким образом получать драгоценные металлы, такие как серебро, платину и золото. Но все их попытки были безуспешными. И только много позднее учеными было установлено, что клетки живых и растительных организмов способны осуществлять такие превращения. Первым это обнаружил французский химик Н. Л. Вокселен лет 200 назад. Он в процессе своих экспериментов установил, что в скорлупе куриного яйца химического элемента кальция больше, чем курица его потребляет. Сообщение Вокселена тогда не заметили и просто не поверили. Так бывает, когда делается открытие, а научный мир к этому не готов. Уже в наше время другой французский исследователь Луи Кервран продолжил его эксперименты. В его экспериментах подопытных кур кормили овсом, замеряя тщательно, сколько кальция при этом они получали. В скорлупе яиц от подопытных кур кальция оказалось значительно больше, в четыре раза! Эти опыты тоже никакого объяснения не получили и были забыты. Такая же участь постигла подобные эксперименты англичанина Уильяма Праута. Он занялся исследованием содержимого яйца, измерив сколько в нем было кальция. А потом — сколько оказалось его в вылупившемся из яйца цыпленке. И снова кальция было больше в четыре раза, хотя яйца были разные, но от одной курицы, и из скорлупы цыпленок кальция не получал. Оставалось допустить невозможное — организм цыпленка, как и курицы, делал кальций из других, имеющихся в организме, элементов. Подобные превращения элементов были замечены и в клетках растений. В 1600 году французский химик Ян Баптист Гельмонт поставил многолетний эксперимент. Большую кадку заполнили землей, которую перед этим Гельмонт сам тщательно прокалил в печи и взвесил. После этого в кадку был посажен побег ивы. Все последующие годы растущую иву поливали только дистиллированной или дождевой водой. Больше она не получала ничего. Ива превратилась в дерево, которое успешно росло, и когда по прошествии многих лет его извлекли из кадки и взвесили, то оказалось, что вес дерева равнялся 74 кг. Взвесили и находившуюся в кадке землю. Вес ее остался практически тем же. Откуда могло дерево взять эти 74 кг? Ни современники Гельмонта, ни ученые нашего времени так и не ответили на этот вопрос. Возможный ответ никак не вписывается в картину нашего знания: ведь придется признать, что в тканях растений может происходить превращение элементов. Растение «творит» нужные ему вещества из тех, которые у него оказываются «под рукой». В опытах Гельмонта таким веществом, причем единственным, которое дерево получало, была дистиллированная вода. Другой немецкий ученый в воде, тоже дистиллированной, выращивал кресс-салат. В самом начале опыта он замерил, сколько в каждом семечке содержится серы. Когда потом из этого же семечка в дистиллированной воде развивались листья и корешки, количество серы в них резко менялось. Этого количества всегда оказывалось вдвое больше. Взяться ей тоже было неоткуда, кроме как из той же дистиллированной воды. Чтобы опыт был абсолютно чистым, ростки с первой же минуты находились под толстым стеклянным колпаком. Исследователь Альбрехт фон Герцель тоже в свое время провел множество подобных экспериментов, выращивая в дистиллированной воде семена различных культур. И всякий раз он с удивлением обнаруживал в побегах заметно возросшее количество той же серы, фосфора, кальция, марганца — элементов, взяться которым тоже было неоткуда. Кстати о марганце. Всякий раз, когда с поля снимается урожай, с него удаляется и какое-то количество марганца, как и других элементов. Было подсчитано, сколько в среднем приходится марганца на гектар и сколько удаляется из почвы с каждым урожаем. По логике вещей почва возделываемых полей должна была бы давно лишиться этого элемента. И тем более там, где урожай снимают каждый год из века в век. Но этого не происходит. Почва сохраняет все свои элементы и марганца в ней не становится меньше. Но, может, убывание это покрывается в ней за счет удобрений? Чтобы проверить это, английские исследователи (Аграрный институт, Ротамстед) из года в год выращивали на опытном поле клевер. Каждый год поле обкашивали два-три раза, не внося при этом ни грамма удобрения. Опыт продолжался целых семнадцать лет. За это время вместе с зеленой массой с поля было удалено безвозвратно: марганца — 1,2 тонны, калия — 2,1 тонны, азота — 2,6 тонны, извести — 2,6 тонны, фосфорной кислоты — 1,2 тонны. Казалось бы, из почвы было выбрано элементов больше, чем она вообще могла бы в себе содержать. Если только за эти семнадцать лет с участка было удалено десять тонн основных элементов, то, сколько же можно было удалить за сто, двести, триста лет, за все время, когда из поколения в поколение возделывалось это поле? Сотни, тысячи тонн! Тогда на этом месте вообще давно должна была бы образоваться яма. Похоже, что растения сами воспроизводят необходимые им элементы. Вернее, преобразуют доступные им в те, которые им нужны.

Один из недавних таких опытов был проведен в престижной лаборатории Эколь Политехник (Франция). Профессор Пьер Баранже в растворе марганца проращивал семена бобовых. Побеги энергично впитывали раствор, пускали корни, давали листья. Но потом, когда стали анализировать их состав, оказалось: марганец, который был взят ими из раствора в тканях растений, исчез! Его словно и не было там никогда. Зато там вместо марганца неведомо откуда появилось железо. В другом опыте, который проводил Пьер Баранже, растения, выращенные в растворе кальция, в своих тканях превращали его в фосфор и калий. Ни фосфора, ни калия, которые появлялись в его тканях, растению взять было просто неоткуда. «Я повторял опыты многократно, — рассказывает ученый. За эти годы я провел тысячи анализов. Результаты были проверены третьей стороной, моими коллегами, которые не были посвящены в цели исследования. Я использовал разные методы, варьировал эксперименты. Но, в конце концов, мне пришлось признать «растениям известна тайна, которую пытались раскрыть алхимики. Они преобразуют элементы. Это происходит на наших глазах каждый день». Недавно английские экологи обнаружили, что некоторые растения способны произрастать на почвах, казалось бы, для них совершенно гибельных. На отвалах выработанной породы, зараженных тяжелыми металлами, цинком и оловом, экологи с удивлением обнаружили довольно редкий вид орхидеи, причем растущей на триста километров севернее обычного ее ареала. «Что позволяет некоторым растениям противостоять высоким концентрациям олова и цинка — этого мы не знаем» — развел руками исследователь. Ответ на это был получен недавно биологами Мюнхенского университета. Оказывается, когда в растение попадают гибельные для них тяжелые металлы, растения неведомо как дезактивируют их в своих тканях. То же самое, оказывается, происходит, когда токсичные тяжелые металлы попадают в организм дождевых червей. Как и растения, они преобразуют их в безвредные соединения. Мысль человека привычно ориентирована на то, чтобы любой факт, оказавшийся в поле зрения, воспринимать в аспекте чисто утилитарном: какую пользу от этого можно было бы получить? Когда стало известно, что растения способны неведомым образом дезактивировать тяжелые металлы, в этом увидели определенный практический интерес: ведь проблема зараженных, выработанных почв — очень большой вопрос. Однако интерес к этому был быстро утрачен по причине нового сообщения, в котором утверждалось, что в некоторых растениях были обнаружены драгоценные металлы — золото и серебро. Откуда? Другие растения, растущие рядом, не содержат ни атома этих металлов, да и в самой почве их тоже нет. Если это тоже результат преобразования элементов, если растения могут превращать другие элементы в своих тканях в золото, то это открывает совершенно неожиданные горизонты. Некоторые исследователи предполагают, что содержание золота в этих растениях может быть повышено генной инженерией. И тогда, считают они, этот способ получения драгоценных металлов может оказаться выгоднее традиционных методов. И уж, во всяком случае, экологически безопаснее. Правда, излагая все эти соображения и факты, ученые всякий раз, как заклинание, не устают повторять: «механизм происходящего непонятен».

Ко всему изложенному в приведенных фактах, остается добавить одно — в обозримом будущем этот механизм живой природы, преобразующий химические и физические свойства различных элементов, а соответственно и превращающий одни в другие, вряд ли будет раскрыт. Ведь речь идет не много ни мало как о так называемом холодном ядерном синтезе. Что это такое? Вообще синтез — это преобразование и выделение чего-то, в данном случае имеет место преобразование растениями одних химических элементов (веществ) в другие и их выделение.

Сегодня ядерной физической наукой изучен и освоен так называемый горячий ядерный синтез двух видов:

1) неуправляемый ядерный синтез (ядерный взрыв), при котором в критических условиях происходит самопроизвольное разрушение тяжелых ядер некоторых элементов, например урана и плутония. Этот процесс сопровождается выделением большого количества энергии — тепловой, световой, электромагнитной, и образованием легких ядер других элементов;

2) управляемый ядерный синтез — управляемое преобразование тяжелых ядер некоторых элементов в легкие ядра других элементов в ядерных реакторах. В этом случае тоже выделяется много энергии, которая используется по различному назначению.


Найти на unnatural: Роль углерода создании земной биоматерии Часть
Автор: admin | 8 Январь 2012 | 517 просмотров

Новые статьи:

Оставить комментарий:

Все размещенные на сайте материалы без указания первоисточника являются авторскими. Любая перепечатка информации с данного сайта должна сопровождаться ссылкой, ведущей на www.unnatural.ru.
Rambler's Top100