Иррационализм на службе современного православия. Часть III

Не всем нам повезло с размером мужского достоинства, именно поэтому огромное число мужчин задаются вопросом: “Как увеличить член в домашних условиях?”. Ответ Вы найдете, посетив сайт pro-extender.ru.


042012 0835 8 Иррационализм на службе современного православия. Часть III

Библии неизвестно учение о мозге как органе мышления. Древние народы долгие века полагали, что сердце — источник чувственной, умственной и нравственной жизни людей, вместилище души. Наука опровергла эти библейские фантазии, но архиепископ упрямо пытается их сохранить, потому что «сердце чувствует Бога, а не разум». Богослов хочет внушить, будто существует мышление и без мозга, забывая слова великого хирурга Пирогова: «Мысль без мозга. Разве это не абсурд в устах врача».

 

Автор рассматриваемого «труда» пытается «примирить» мистическую философию А. Бергсона с учением И. П. Павлова, голословно утверждая, что «незадолго до Павлова Анри Бергсон чисто философским мышлением предвосхитил сущность физиологического учения Павлова, построенного экспериментальным путем по методу изучения условных рефлексов головного мозга»*, но теолог не приводит и не может привести никаких доказательств, подтверждающих его произвольное толкование выводов великого физиолога-материалиста И. П. Павлова в духе бергсонианства. И. П. Павлов всегда беспощадно издевался над «безмозглой философией», как он называл попытки идеалистов оторвать мышление от мозга, допустить существование сознания независимо от мозга.

 

Между воззрениями Павлова на головной мозг как на орудие познания человеком действительности и взглядами Бергсона с его мистической интуицией нет ничего общего. Известно, что, когда Павлов прочитал книгу П. Жанэ «Начало интеллекта», он сказал: «Конечно, он анимист, т. е. для него, конечно, существует особая субстанция, которой законы не писаны и которой постигнуть нельзя. Он связывает свои объяснения с французским, довольно безудержным философом Бергсоном»**.
Павлов часто писал, что он «рационалист до мозга костей», которому глубоко чужды всякие иррационалистические заблуждения.

 

Сторонники иррационализма Бергсона хотят возвысить религиозные вымыслы до положения научных истин, а научные истины принизить до уровня религиозных вымыслов. Иррационалисты утверждают, что разум людям совсем не обязателен, без него они живут будто бы счастливее. Эти бредни служат философским обоснованием для распространения самых диких суеверий. Классовый смысл проповеди иррационализма в настоящее время состоит в том, чтобы подорвать уверенность трудящихся масс в возможности социалистического переустройства мира, внушить им, что действительность иррациональна, бессмысленна и иллюзорна: «Все, что действительно — неразумно и все, что разумно — недействительно».

 

Архиепископ Лука расхваливает «удивительную, глубокую, жизненную философию А. Бергсона» за то, что она призывает к мистицизму, помогает «освободиться» от власти разума, «преодолеть точку зрения разума», показывает значение подсознательных сил, не поддающихся контролю рассудка. Церковники давно обратили внимание на иррационализм Бергсона, который ставит целью оправдать религиозное учение о бессмертии души. «Современный французский антиинтеллектуализм в области философского мышления… представляет значительный интерес», — отмечает автор одной статьи, помещенной в официальном церковном органе***.

 

—————————————————————————————————————-

*Там же, л. 28.

**Павловские клинические среды, т. III. Л., 1949, стр. 98.

***«Православный собеседник», 1916, Кг 3, стр. 285.

****Музей истории религии и атеизма, Рукописный отдел, л. 26.

*****Там же, л. 107.

—————————————————————————————————————-

 

 

042012 0835 9 Иррационализм на службе современного православия. Часть III

Отчаяние фанатика, уязвленного сомнением в его вере, привело архиепископа к нападкам на разум человека. «Бедный и очень ограниченный разум, — пишет архиепископ. — У муравьев, не имеющих человеческого мозга, явно обнаруживается разумность, ничем не отличающаяся от человеческой». Жалкие потуги разрушить веру в мощь нашего разума! Каждый день приносит все новые и новые доказательства того, как растет и крепнет сила человеческого разума, помогающая овладеть тайнами природы, преобразовать общество. О каком «альянсе науки и религии» может идти речь, если архиепископ поносит разум, пытается посеять недоверие к нему, если все сочинение этого богослова носит откровенный характер крестового похода против разума?

 

Религия требует принимать без всякого размышления, вслепую, ее догматы, даже если они противоречат здравому смыслу: «Верь и не спрашивай». Но с этим не согласен разум, который отказывается принимать за истину то, что противоречит опыту, практике. Если разум отрицает веру в чертей, то следует, говорят мракобесы, упразднить разум, ибо сказано в «священном писании»: «Блаженны нищие духом». Еще Мартин Лютер, призывавший «свернуть шею разуму», надеялся, что люди, освободившись от ума, будут особенно твердо верить, что «мир полон чертей». Об этом же мечтает и архиепископ Лука, посвятив половину своего сочинения описаниям ангелов и бесов.

 

Мы не собираемся полемизировать с утверждениями богослова о том, что «пылающие раскаленные массы огромных звезд населены пламенными серафимами и херувимами». Он пишет, будто «существуют демоны, иногда вмешивающиеся в наши поступки, могущие абсолютно неизвестными путями по своей воле изменять материю, направлять некоторые наши мысли, принимать участие в нашей судьбе; существа, которые могут принимать материальную психологическую форму умерших людей, чтобы войти в общение с ними». Это еще один яркий пример того, что философский идеализм Луки есть прикрытая, принаряженная чертовщина.

 

О каком «преодолении спора между материализмом и идеализмом, наукой и религией» в сочинении архиепископа Луки может идти речь, если он запугивает читателей побасенками о том, что «дух сатаны действует повсюду», описывает, «как живут умершие в загробном мире». В рукописи Луки старательно собраны из книг различных мистиков бредни о таинственных призраках, о «вещих» снах и т. д. Он не гнушается даже рассказами о фокусах медиумов, будто бы подтверждающих «несомненность фактов общения с умершими», «существование бесплотных сил». Он излагал вымыслы о явлениях покойников так, чтобы, по его словам, «читать было страшно». Но русские люди не дети, их нельзя запугать бреднями, цель которых затемнить сознание, вернуть их к средневековью, вызвать паралич разума.

 

Сочинение Луки отражает метания церковников, старающихся в XX в. спасти разваливающиеся «вечные истины религии» от научной критики. Ф. Энгельс писал, что теология стремится к примирению и затушевыванию абсолютных противоположностей. Нет и не может быть никакого примирения между наукой, дающей верное познание явлений природы и общества, и религиозными вымыслами. Где начинается мистика, там кончается наука. Научное значение трактата архиепископа Луки равно нулю, а прямой вред от проповеди реакционных средневековых поношений «сатанинского разума», преподносимых под гримом модного антиинтеллектуализма, абсолютно ясен.


Найти на unnatural: Иррационализм на службе современного православия Часть
Автор: admin | 20 Апрель 2012 | 283 просмотров

Новые статьи:

Оставить комментарий:

Все размещенные на сайте материалы без указания первоисточника являются авторскими. Любая перепечатка информации с данного сайта должна сопровождаться ссылкой, ведущей на www.unnatural.ru.
Rambler's Top100