Юрий Марчук – Проникновение. Часть 2

и попытаются войти в эти помещения и залы, произойдет мощный энергетический взрыв, способный перекроить Европейский континент. Поэтому ВЦ готовы отдать Некрополь для подтверждения всей информации.

Я позвонил Ткаченко и сообщил, что готов принять участие в работах под Мелитополем, не предполагая, что до следующей нашей встречи пройдет полгода.

Когда осенью 1996 г. мне позвонил Степан Кузьмич, я первую минуту с трудом вспоминал и его, и Мелитополь, и скифский Некрополь. Договорились о встрече, которая состоялась через неделю. Ткаченко, все такой же активный и целеустремленный, принес карту Суппорта и оригинал его письма к Л. Кучме, с резолюцией Леонида Даниловича как премьер-министра Украины для некоторых должностных лиц — разобраться и доложить.

Или цвет карандаша, которым писалась резолюция, был не тот, или по другим причинам, но никто не разбирался и не докладывал, хотя в письме, кроме Некрополя сообщалось о наличии на территории Украины крупных месторождениях нефти, газа, драгоценных камней, золота. Теперь с этим разбираться было поздно — Суппорт был в мирах иных.

Ткаченко в этот раз пришел со своим единомышленником, тоже депутатом Верховной Рады Швыдким Петром Евдокимовичем, членом Комиссии по ядерной безопасности. На его фоне Степан Кузьмич казался меланхоликом, столько задора, мальчишества и энергии излучал новый знакомый. Сенсорно карта Суппорта в основном подтверждалась, но требовался выезд на местность.

13 декабря 1996 г. поездом Киев-Симферополь в Мелитополь выехала группа из 6 человек. Кроме Ткаченко, Швыдкого и меня поехали ясновидящая Гостева Виктория и два моих старых хороших знакомых — биоэнергетик Богданов Виктор и Дудкин Валерий Павлович — директор одного из киевских исследовательских институтов. Виктория и Виктор ехали с целью сенсорно исследовать зону, Валерию просто было интересно побывать в этом месте, почувствовать его, как он говорил.

В Мелитополе нас встретили и на машинах отвезли сразу в черешневый сад, на территории которого, как и предполагалось, находился Некрополь. Мы с Виктором взяли биолокационные рамки, Вика вышла на «канал» и мы разбрелись по участку, чтобы, получив отдельно результаты, могли их сравнить. К черешневому саду примыкал абрикосовый. Сады начинались на возвышенности и спускались по склону вниз, к речке Молочной, которая когда-то называлась Гера. На ум приходила сказка о молочной реке и кисельных берегах. Участки черешневых и абрикосовых садов разделяли узкие полоски, метров десять шириной, посадки. Сенсорные ощущения указывали на то, что за нами внимательно наблюдают, как сверху, так и снизу, и сбоку. Для меня, Вики, Виктора и Валерия это было привычно — ведь мы пришли в чужой дом, правда с разрешения одной из наблюдающих групп, а она, по информации, сенсорно полученной нами еще в Киеве, договорилась с остальными. Но, как всегда, первое знакомство проходило напряженно, в голове беспардонно ковырялись, снимая информацию. Мы к этому были готовы и не сопротивлялись. Через часа полтора предварительные биолокационные и сенсорные работы были закончены и мы собрались возле машин, сравнили полученные результаты. Они приблизительно совпадали, и обобщили их:

  1. На территории садов находится многоярусная система подземных галерей и помещений.
  2. Галереи разных уровней связаны между собой наклонными коридорами.
  3. Галереи прослеживаются на глубинах от 5-7 м до 1,5-2 км.
  4. Общий размер комплекса приблизительно 80 х 80 км.
  5. На первых двух ярусах на глубине 5


    Найти на unnatural: Юрий Марчук Проникновение Часть

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

    Оставить комментарий:

Все размещенные на сайте материалы без указания первоисточника являются авторскими. Любая перепечатка информации с данного сайта должна сопровождаться ссылкой, ведущей на www.unnatural.ru.
Rambler's Top100