Еще одна версия о плащанице. Еще один хранитель символа веры

Секретным ингредиентом в рецепте любой удавшейся на славу вечеринки являются go go танцоры. Именно поэтому я настоятельно рекомендую Вам поближе познакомиться с историей самого яркого гоу-гоу коллектива «Русский Hollywood» на сайте www.rushollywood.ru.


090812 1902 7 Еще одна версия о плащанице. Еще один хранитель символа веры

Верхушка ордена тамплиеров была осведомлена о готовящейся против ордена «карательной акции» короля Филиппа IV. К сожалению, Жак де Моле, человек военный, всю жизнь проведший в сражениях, даже и мысли не допускал, что христианский монарх поднимет руку на защитников христианской же веры.

 

090812 1902 8 Еще одна версия о плащанице. Еще один хранитель символа веры

Филипп IV

 

Зато предупреждениям внял другой высокопоставленный тамплиер — Жоффруа де Шарне. Он прекрасно понимал, что король Филипп, на которого уже было наложено церковное отлучение за причастность к гибели папы Бонифация VIII (1294-1303) и отравление папы Бенедикта XI (1303-1304), ради своей выгоды не остановится ни перед чем. Именно по его поручению покинул Францию прецептор Оверни, Эмбер Блан, как пишет М. Барбер, «человек опытный и всеми уважаемый, состоявший в ордене 37 или 38 лет».

 

090812 1902 9 Еще одна версия о плащанице. Еще один хранитель символа веры

Казнь тамплиеров

 

Именно он увез из Франции святыню, о сохранности которой так беспокоился тамплиер Жоффруа де Шарне. В протоколе допроса старого тамплиера, много лет хранившего святыню, сказано, что он «видел, держал в руках и гладил» ларец-реликварий. Вероятно, он и вправду, передавая ларец Эмберу Блану, не только облобызал, но и погладил святыню, зная, что никогда ее больше не увидит.

 

На вопросы инквизиторов, допытывавшихся о местонахождении орденского «идола», Жоффруа де Шарне ответил, что отправил его на юг Франции, в Монпелье. На самом деле Эмбер Блан уезжал в прямо противоположном направлении — в Лондон.

 

Святыню везли в надежные руки. Ее хранителем должна была стать Жанна Суррей, урожденная герцогиня де Бар, дочь английской принцессы Элеоноры Плантагенет и герцога Анри III де Бар. У племянницы английского короля святыня тамплиеров была бы в безопасности. К тому же легендарный предок Жанны — Эверар де Бар был третьим великим магистром тамплиеров.

 

Графиня Суррей знала, что «творится во Франции с конфискованным имуществом тамплиеров, как король и его присные распродают все, что можно, направо и налево, включая святые реликвии и церковную утварь. Но если конфискованный королевскими чиновниками в парижском Тампле реликварий с фрагментами черепа 58-й из 11 000 дев, замученных в 452 году в Кельне гуннами Аттилы, можно было сбыть втихую, то одна из главных реликвий Христа самим фактом своей принадлежности ордену свидетельствовала бы о его невиновности, и Филипп, не поколебавшийся отправить на тот свет двух римских первосвященников, просто уничтожил бы ее».

 

Графиня Суррей дала согласие хранить святыню у себя. Она поселилась в лондонском Тауэре, в крепостном донжоне — Белом Тауэре. Поскольку Тауэр находился на особом режиме охраны, здесь святыня тамплиеров была бы в безопасности. Во время отлучек хранительницы святыня оставалась в опечатанном сундуке в ризнице часовни Святого Иоанна Евангелиста.

 

Тамплиеры правильно поступили, передав святыню на хранение Жанне Суррей. В 1306 году по всей стране прокатилась волна арестов тамплиеров, и Эмбер Блан тоже оказался в заключении как лицо духовного звания. По иронии судьбы инквизиционная комиссия заседала в лондонском Тауэре. Жанна Суррей имела право навещать тамплиеров — принцессе королевской крови подобные визиты не возбранялись. После таких посещений графиня Суррей несколько раз уезжала «в паломничество с визитами к французской родне». И именно в это время бывшие тамплиеры находили убежище в герцогстве Бар, где им предоставлялись церковные должности и безопасность.

 

090812 1902 10 Еще одна версия о плащанице. Еще один хранитель символа веры

Как только огонь начал разгораться, де Моле произнес свои последние слова: «Клемент, несправедливый судья и жестокий палач я предрекаю тебе, что ты явишься на божий суд в течение следующих сорока дней. И ты тоже, король Филип». Проклятье де Моле не заставило себя долго ждать: король и поп умерли позже в этом же году.

 

Шли годы. Умерли мученической смертью на костре Жак де Моле и десятки его соратников. К 1333 году тамплиеров оставалось всего двенадцать, а в 1351 году умер последний испанский тамплиер.

 

К 1348 году Жанне Суррей было под шестьдесят. Она начинала хворать, «и ясно было, что святыня, вверенная ее попечению, никогда уже не поведет крестоносцев в заморские края; христианские монархи предпочитают воевать друг с другом, а не за Гроб Господень».

 

И тогда графиня Суррей обратилась к племяннику казненного Жоффруа де Шарне. Он рыцарь, прославленный своими подвигами, и он помнит тамплиерские традиции. Жоффруа де Шарне был потрясен, ошеломлен рассказом родственницы легендарного магистра тамплиеров. Он был первым, кому Жанна показала заветный серебряный ларец-реликварий и то, что в этом ларце лежало. Перед отъездом из Франции Жанна Суррей де Бар передала святыню тамплиеров на попечение графа Жоффруа де Шарне. Все это произошло в 1348 году…

 

Надо ли говорить, что в серебряном ларце-реликварии хранилась плащаница Христа?..

 

 

Продолжение легенды о плащанице

 

Через несколько дней Жан-Пъер де Вуази уже без опасений вступал в кабинет лекаря. Тот, по обыкновению, сидел у стола, рисуя на листе пергамента различные диаграммы и символы. Их он сравнивал с колонками арабских чисел, записанных на другом куске желтоватого пергамента, покрывавшего добрую половину письменного стола.

 

Юный рыцарь с интересом наблюдал за занятиями арабского лекаря, а под конец все же спросил, что тот делает.

 

— Я составляю гороскоп моему пациенту, — объяснил ибн Вазилъ. — Для врача очень важно знать, каково было состояние планет в момент рождения его пациента. Планеты рассказывают нам о телесных особенностях, характере и течении жизни человека, болезнях, что выпадают на его веку…

 

— Вы верите в силу созвездий? — спросил Жан-Пъер. — А как же это согласуется с вашей верой в бога как управителя земным кругом?

 

— Звезды этой вере совсем не мешают, — улыбнулся ибн Вазилъ. — Не они причина всего. Только Аллах все предопределяет. Когда человек впервые видит свет мира, Аллах записывает в планетах божественную судьбу: метания юности, силу зрелости и огорчения старости. Наша судьба предопределяется в вечности самим богом.

 

Взяв перо, лекарь указал на звезды, нарисованные на пергаменте:

— Вот это — Марс, Венера, а вот здесь Юпитер в созвездии Льва… Да, все это предопределено Аллахом, это судьба, фатум или, как говорим мы, кисмет. Счастье и несчастье подобны частичкам божьего творения. Воля Аллаха проявляется во всем, мы же являемся его пассивным орудием. Но тот, кто знает звезды, ведает чуть больше и может заранее понять, к чему подталкивает нас Аллах. Но… — лекарь многозначительно приподнял руку, — даже мудрецы не в силах изменить свою судьбу.

 

— Значит, вы верите, что судьба человека полностью предопределена… И все его деяния, поступки? И свободы выбирать человеку не дано?

 

Лекарь кивнул головой:

— Так оно и есть! Наша жизнь напоминает большую шахматную игру. Играет в шахматы Аллах, только он один видит всю шахматную доску сразу. А мы двигаемся по полю, но двигает нами воля великого игрока. Да, каждый из нас думает, что свободен в своих действиях, а на самом деле все ходы просчитывает Аллах. Есть высший порядок, которому все мы подчинены. На каждом повороте жизненного пути мы получаем почти незримые знаки, подсказки, в каком направлении двигаться, и живем по великому плану Аллаха.

 

— Но свобода человеческой воли… — не успел Жан-Пъер до конца сформулировать свои возражения, как арабский лекарь прервал его:

— Свободна человеческая воля или нет? Это старый философский вопрос… Никто не знает, как формируются мысли, какое влияние оказывают они на дух и волю. Все это сложные вопросы, над которыми ломали голову великие мудрецы… Но на вопрос, свободна наша воля или нет, уже ответила Ильм ал-Калам, исламская теология. И ответила отрицательно: наша жизнь предписана, как и орбита планет. «Инша’ Аллах» — «так угодно богу», — говорят арабы…

 

Французский аристократ недоверчиво смотрел на пергамент с цифрами.

— Знаешь, что это за число? — спросил его лекарь. Жан-Пъер отрицательно покачал головой.

 

— Это число «пи», — объяснил араб.

 

— А при чем здесь звезды? — пожелал знать растерянный Жан-Пъер.

 

— Аллах, да святится имя его, управляет всем сущим с помощью сил, действующих по математическим законам. Эти законы отражаются на всех плоскостях бытия, в планетах и их орбитах, в мельчайших элементах, невидимых даже глазу. Число «пи» и другие вечные числовые идеи дышат не только во многих формах мертвых материй, они заставляют не только кружить по небу планеты, лить дождь на землю, они обладают также силами роста в природе. Понимаешь?

 

Жан-Пъер, все еще сомневаясь, тем не менее кивнул головой.

— То есть «пи» существует во всех формах бытия, содержащихся в мире… — подытожил ибн Вазилъ. — И во всех формулах! Оно содержится в энергиях Луны, в солнечном свете, в огне и алмазах. Пульсация звезд соответствует пульсации человеческого сердца.

 

Де Вуази был поражен.

 

— А как же все удары судьбы? Они тоже по математическим законам?

 

— А удары судьбы, — немного раздраженно пояснил лекарь, — нужны лишь для того, чтобы приблизиться к богу чуть ближе. Только прошедший испытания есть любимец Аллаха. Мы, мусульмане, верим, что следует принимать все, что посылает нам бытие, причем принимать без радости и лишних сожалений. Мудрец примет свой путь с радостью и счастьем, а глупец — как беду. Человек, рожденный под хорошей звездой, должен иметь доброе сердце и совершать добрые деяния. Человек, рожденный под плохой звездой, должен иметь черную душу и творить зло. Даже в этом человек несвободен — несвободен в своем выборе между добром и злом, несвободен в своем выборе между небом и адом…

 

— Но это же ужасно! — воскликнул Жан-Пъер де Вуази. — Несправедливо со стороны бога!

 

— Несправедливо, несправедливо… — эхом отозвался ибн Вазилъ. — А почему люди винят Аллаха во всех своих бедах и несчастьях, говорят о несправедливости, упрекая Всевышнего за то, что он не вмешался? Не подал знак, не предупредил. Никак не хотят понять, что Аллах ради нас же самих скрыл от нас истину о будущем, оставив только радость, и боль воспоминаний, и доброе волшебство надежды… — промолвил ибн Вазилъ. И поднялся со своего места, с видимым раздражением прервав разговор.


Найти на unnatural: Еще одна версия плащанице Еще один хранитель символа веры
Автор: admin | 8 Сентябрь 2012 | 267 просмотров

Новые статьи:

Оставить комментарий:

Все размещенные на сайте материалы без указания первоисточника являются авторскими. Любая перепечатка информации с данного сайта должна сопровождаться ссылкой, ведущей на www.unnatural.ru.
Rambler's Top100